Понуждение управляющей компании к исполнению неденежных обязательств

594
Фото © shutterstock.com
Фото © shutterstock.com
Киракосян С. А.
канд. юрид. наук, доцент филиала КубГУ (г. Новороссийск), независимый эксперт при Минюсте России по антикоррупционной экспертизе НПА, партнер фирмы «Эсток-Консалтинг»
Жилищный кодекс РФ и иные нормативные акты ограничиваются лишь общими требованиями к предоставлению информации, ориентируя стороны на самостоятельное регулирование порядка и сроков обмена информацией и документацией в своем договоре. Поэтому совершенно непонятны правовые последствия при неуказании порядка обмена информацией в действующем договоре или вовсе при отсутствии письменного договора.

Исполнение неденежных обязательств в сфере ЖКХ

В законодательстве предусмотрено достаточно большое количество информационных и иных неденежных обязанностей профессиональных участников рынка жилищно-коммунальных услуг:

  • передача технической документации на МКД и иных связанных с управлением таким домом документов вновь избранной УО, ТСЖ или жилищному кооперативу (п. 10 ст. 162 ЖК РФ; разд. 5 Правил осуществления деятельности по управлению многоквартирными домами, утв. постановлением Правительства РФ от 15.05.2013 № 416, далее – Правила № 416);
  • передача показаний приборов учета и (или) иной информации, используемой для определения объемов поставляемого по договору ресурсоснабжения коммунального ресурса (подп. «д» п. 18 Правил, обязательных при заключении договоров снабжения коммунальными ресурсами, утв. постановлением Правительства РФ от 14.02.2012 № 124, далее – Правила № 124);
  • уведомление РСО о сроках проведения исполнителем КУ проверки достоверности представленных потребителем сведений о показаниях приборов учета электрической энергии и (или) проверки их состояния (подп. «е» п. 18 Правил № 124);
  • передача в адрес исполнителя КУ показаний индивидуальных, общих (квартирных) приборов учета и (или) иной информации, используемой для определения объемов потребления коммунального ресурса, а также уведомление исполнителя КУ о сроках проведения ресурсоснабжающими организациями проверок достоверности сведений о показаниях ИПУ (подп. «е (1)» п. 18 Правил № 124);
  • передача информации, предусмотренной нормативными актами, регулирующими порядок установления и применения социальной нормы потребления электрической энергии (мощности), в случае если в субъекте РФ приняты решения об установлении такой социальной нормы (подп. «з (1)» п. 18 Правил № 124);
  • предоставление УО, ТСЖ или жилищным кооперативом в адрес РСО сведений о собственниках нежилых помещений в МКД в целях заключения с ними прямых договоров ресурсоснабжения (п. 6 Правил предоставления коммунальных услуг, утв. постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354);
  • иные неденежные обязанности, возникающие на основании закона или договора. Например, обязательства сторон по подписанию актов, фиксирующих показания коллективных (общедомовых) приборов учета на момент прекращения договора (подп. «д» п. 18 Правил № 124).

У РСО и УО довольно часто возникают споры об исполнении информационных обязанностей. В итоге РСО, не обладая необходимой информацией, неправильно определяют ответственного исполнителя коммунальных услуг, делают ошибочные расчеты объемов потребления коммунальных ресурсов и, как следствие, неправильные начисления платы, расчет неустойки. В свою очередь, УО при отсутствии информации от РСО лишены возможности делать правильные начисления платы собственникам помещений, что влечет необоснованные финансовые риски и административную ответственность.

Долгое время в законодательстве отсутствовал инструмент наказания за нежелание предоставлять информацию и исполнять иные неденежные обязательства. Даже когда суд обязывал должника передать какую-либо документацию или информацию в адрес кредитора, исполнение судебного решения не всегда было эффективным, поскольку зависело исключительно от усмотрения должника и эффективности работы судебного пристава.

В настоящее время существует два способа понуждения к исполнению информационных и иных неденежных обязательств:

  • административный;
  • гражданско-правовой.

Административный способ понуждения управляющих компаний

С 16 мая 2014 г. за нарушение положений п. 10 ст. 162 ЖК РФ в виде отказа или уклонения от передачи технической документации на МКД и иных связанных с управлением таким домом документов вновь выбранной собственниками помещений УО, созданному ТСЖ (ЖК, ЖСК) предусмотрена административная ответственность (ст. 7.23.2 КоАП РФ). Размер штрафа для должностных лиц (руководителей УО, ТСЖ) составляет от 30 тыс. до 40 тыс. руб., для юридических лиц – от 150 тыс. до 200 тыс. руб. При повторном нарушении должностным лицам грозит дисквалификация на срок от одного года до трех лет.

К ответственности может быть привлечена УО, не исполнившая обязанность по передаче технической и иной документации на МКД в течение 30 дней с даты получения уведомления о прекращении договора управления. Порядок передачи документации на МКД определен разд. 5 Правил № 416.

Статья 7.23.2 КоАП РФ имеет ограниченную (узкую) сферу действия, и ее нельзя применять по аналогии к другим фактам удержания информации и документации, которые не связаны со сменой УО или способа управления МКД.

В настоящее время сложилась весьма противоречивая практика применения ст. 7.23.2 КоАП РФ (табл. 1, 2).

Для иных случаев нарушения информационных обязательств подходящей могла бы стать ст. 14.33 КоАП РФ, установившая ответственность за недобросовестную конкуренцию, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Под недобросовестной конкуренцией понимаются «любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации» (ст. 4 Закона о защите конкуренции).

До введения в действие ст. 7.23.2 КоАП РФ в судебной практике была выработана позиция о привлечении УО за отказ или уклонение от передачи технической документации на МКД к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ*. С 16 мая 2014 г. ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ не распространяется на рассматриваемую категорию правонарушения.

* Постановления Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.02.2013 по делу № А47-13577/2012, Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2013 по делу № А64-6733/2012.

К тому же применение ст. 14.33 КоАП РФ в случаях неисполнения информационных и иных неденежных обязательств профессиональными участниками рынка ЖКХ вызывает серьезные сомнения.

Во-первых, в перечне форм недобросовестной конкуренции, закрепленном в Законе о защите конкуренции, отсутствует такая форма, как неисполнение информационных и иных неденежных обязанностей. И хотя перечень форм недобросовестной конкуренции не является исчерпывающим, что напрямую установлено ст. 14.8 Закона о защите конкуренции, тем не менее не всякое непредоставление информации может быть квалифицировано как антиконкурентное действие. В итоге заинтересованное лицо, не получившее необходимую информацию и/или документацию, рискует потратить время на доказывание факта нарушения антимонопольного законодательства и не получить ожидаемого эффекта.

Во-вторых, круг субъектов правонарушения по указанной статье ограничивается лишь хозяйствующими субъектами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, т. е. УО, РСО. ТСЖ, ЖК и иные специализированные потребительские кооперативы, удерживающие информацию и документацию, не подпадают под действие этой статьи.

Гражданско-правовое понуждение управляющих компаний

В ст. 12 ГК РФ содержится такой способ защиты, как присуждение к исполнению обязанности в натуре. Данный способ защиты долгое время не был востребован участниками жилищных правоотношений, столкнувшимися с проблемой неисполнения информационных и иных неденежных обязанностей. У судов применение подобного способа защиты также вызывало сомнения.

Но с 2016 г. интерес к рассматриваемому способу защиты резко возрос. Это прежде всего связано с появлением в Гражданском кодексе РФ в июне 2015 г. нового стимулирующего инструмента для понуждения к исполнению неденежных обязательств – судебной неустойки. В отличие от административного штрафа, судебная неустойка взыскивается в пользу пострадавшего кредитора, а не в пользу государства. Согласно п. 1 ст. 308.3 ГК РФ, «в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре <…>. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (п. 1 ст. 330 ГК РФ)».

Судебная неустойка – весьма действенное средство, чтобы сломить сопротивление должника, не желающего исполнять обязательство, и одновременно компенсировать кредитору (взыскателю) период ожидания соответствующего исполнения обязательства. Такой вид неустойки хорошо известен в практике европейских государств и получил наименование «астрент» (от франц. l’astreinte). В «Принципах международных коммерческих договоров» данный институт именуется судебным штрафом (ст. 7.2.4 Принципов УНИДРУА).

К сведению

УНИДРУА – Международный институт унификации частного права. Эта межправительственная организация по унификации частного права была создана в Риме в 1926 г. В число членов входит и Россия. В области международных экономических отношений УНИДРУА был разработан документ, содержащий, как указано в преамбуле, «общие нормы для международных коммерческих договоров». Этот документ называется «Принципы международных коммерческих договоров» (Принципы УНИДРУА).

Верховный Суд РФ поддерживает взыскание судебной неустойки (п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7) и рассматривает ее как меру ответственности за неисполнение неимущественных обязанностей по предоставлению информации, документации и т. д.

Верховный Суд РФ предусмотрел конкретный перечень случаев, когда такие обязанности не могут быть выполнены объективно и, соответственно, судебная неустойка не может быть взыскана.

1. Исполнение обязательства невозможно юридически или фактически. В частности, в случае гибели индивидуально-определенной вещи, которую должник был обязан передать кредитору (например, при гибели документов на установленные в МКД приборы учета, оригиналов решений собраний собственников помещений), либо правомерного принятия органом государственной власти или органом местного самоуправления акта, которому будет противоречить такое исполнение обязательства.

Исключение: если надлежащую защиту прав кредитора невозможно обеспечить иными способами (например, путем взыскания убытков, договорной или законной неустойки), то суд должен принять решение о понуждении должника к исполнению обязательства. Подобная ситуация возможна, когда только у должника была соответствующая документация либо обязанность ее изготовить.

Пример 1

Именно застройщик обязан изготовить инструкцию по эксплуатации МКД и передать ее экземпляры уполномоченным лицам в течение одного месяца после получения разрешения на введение МКД в эксплуатацию (п. 25 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утв. постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 № 491, далее – Правила содержания общего имущества). Инструкция необходима для обеспечения благоприятных и безопасных условий проживания граждан, надлежащего содержания и пользования общим имуществом в МКД, а также в целях обеспечения контроля за состоянием указанного имущества (п. 3 приказа Минрегиона России от 01.06.2007 № 45).

При гибели или порче инструкции суд тем не менее обяжет застройщика передать документацию. Однако, если введение МКД в эксплуатацию происходит через суд в связи с банкротством застройщика или по иным причинам, инструкция по эксплуатации МКД и некоторая иная техническая документация на МКД могут отсутствовать. Истребование такой документации у застройщика является неисполнимым, а предъявление аналогичных требований к избранной УО или созданному ТСЖ недопустимым.

Пример 2

В соответствии с п. 19 Правил № 416 организация, ранее управлявшая МКД, передает новому управляющему техническую документацию на МКД и иные документы, связанные с управлением домом. Перечень технической и иной документации на МКД закреплен в п. 24 Правил содержания общего имущества.

Если у ранее управлявшей МКД организации отсутствуют один или несколько документов, входящих в состав технической документации на дом, и иные документы, которые были переданы ей в установленном порядке, такая организация обязана в течение трех месяцев со дня предъявления к ней соответствующего требования принять меры к восстановлению документов и передать их по отдельному акту приема-передачи вновь выбранной собственниками помещений УО, органу управления ТСЖ, ЖК или в случае непосредственного управления таким домом – уполномоченному собственнику.

Как видно из изложенного, в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на обязанность изготовить изначально отсутствующие у УО документы с последующей обязанностью передать их лицу, осуществляющему управление МКД. При этом существует прямая обязанность восстановить полученную, но утраченную документацию. Так, Верховный Суд РФ справедливо отметил, что «наличие у ранее управлявшей МКД организации обязанности по восстановлению и передаче новой УО документации на МКД возникает только в случае, если такая документация передавалась предыдущей компании и она ее утратила»*. При этом прежняя УО должна доказать в суде, что изначально не имела и не получала соответствующую документацию. Таким доказательством будет, например, акт приема-передачи или иной документ с перечнем полученной документации на МКД, а также иные доказательства невозможности получить или самостоятельно изготовить такую документацию.

Определение Верховного Суда РФ от 22.04.2016 по делу № А51-35762/2014.

Между тем в судебной практике преобладает иной подход. Руководствуясь позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, сформулированной в постановлении от 30.03.2010 № 17074/09, арбитражные суды делают вывод, что «отсутствие или утрата документации не может являться основанием для прекращения данной обязанности; в этом случае техническая документация подлежит восстановлению за счет обязанного лица».

Пример

Суд отклонил доводы прежней УО о невозможности передать новой организации утраченный технический паспорт в отсутствие решения общего собрания собственников дома о его восстановлении, поскольку отсутствие или утрата технической документации не является основанием для прекращения у ранее управлявшей организации обязанности, предусмотренной п. 10 ст. 162 ЖК РФ. Ссылки прежней УО на то, что в настоящее время она не является организацией, управляющей спорным домом, суды также отклонили (постановление Верховного Суда РФ от 17.07.2015 № 309-АД15-4785 по делу № А71-10677/2014).

Суд удовлетворил требование об обязании передать техническую документацию на МКД, поскольку собственники приняли решение о смене УО. Новой УО подлежит передача документации на МКД, при этом отсутствие или утрата документации не может являться основанием для прекращения данной обязанности (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14.04.2016 по делу № А25-61/2015).

Несомненно, такой подход не соответствует буквальному толкованию норм жилищного законодательства и последним разъяснениям Верховного Суда РФ по делу № А51-35762/2014.

2. Принудительное исполнение обязательства будет нарушать принцип уважения чести и достоинства гражданина. Так, нельзя понудить гражданина (юриста, аудитора, проектировщика), утратившего трудоспособность вследствие несчастного случая, к оказанию услуг или выполнению работ, которые носят личный характер.

Основные правила взыскания судебной неустойки

1. Судебную неустойку можно взыскать в пользу кредитора исключительно по его требованию. Ранее в практике встречались случаи взыскания неустойки по усмотрению суда без соответствующего заявления со стороны кредитора.

2. Судебная неустойка не может быть установлена:

  • по денежным обязательствам, например при просрочке оплаты за ЖКУ. Хотя еще в 2014–2015 гг. суды, руководствуясь позицией Пленума ВАС РФ, могли присудить в пользу взыскателя денежные средства, чтобы побудить должника к своевременному исполнению судебного акта как по денежному, так и по неденежному обязательству. В настоящее время по денежным обязательствам судебная неустойка не присуждается;
  • по обязательствам, не имеющим гражданско-правовую природу (например, по обязательству раскрытия информации в ГИС ЖКХ), в т. ч. при разрешении трудовых, семейных споров.

3. Кредитор может заявить требование о судебной неустойке:

  • одновременно с предъявлением требования о понуждении к исполнению обязательства в натуре. Соответственно, в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре суд одновременно присуждает судебную неустойку;
  • после установления факта неисполнения судебного решения в рамках исполнительного производства. Иными словами, если кредитор, надеясь на добросовестность должника, сразу не потребовал присуждения судебной неустойки, а судебное решение по существу спора не исполняется, кредитор вправе обратиться с заявлением в суд, принявший упомянутое решение, о взыскании денежных средств за неисполнение судебного акта.

4. Суд, удовлетворяя требование истца о присуждении судебной неустойки, указывает:

  • во-первых, срок, в течение которого должно быть исполнено неденежное обязательство. Учитываются возможность должника по его исполнению и степень затруднительности такого исполнения (например, погодные условия, территориальная удаленность), а также иные заслуживающие внимания обстоятельства. В качестве таких обстоятельств по одному из дел суд указал на имущественное положение сетевой организации;
  • во-вторых, порядок определения судебной неустойки. Так, возможно начисление судебной неустойки с момента вступления решения в законную силу либо по истечении определенного судом срока, который необходим для добровольного исполнения судебного акта (п. 2 ст. 174 АПК РФ). Мнения судов по данному вопросу неоднозначны. Преобладает подход о взыскании неустойки с момента неисполнения судебного акта;
  • в-третьих, размер судебной неустойки. Верховный Суд РФ так и не дал критериев для определения размера судебной неустойки. В связи с этим арбитражные суды по умолчанию руководствуются правовой позицией, приведенной в ранее действовавшем постановлении Пленума ВАС РФ № 22 (п. 3)*, определяя размер присуждаемой суммы на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). При этом в результате такого присуждения исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика более выгодным, чем его неисполнение. Соответственно, суд, учитывая все обстоятельства дела – существо обязательства, личность ответчика и его имущественное положение (либо это организация-монополист с крупными финансовыми оборотами, либо некоммерческая организация в форме ТСЖ, ЖК, не имеющая целью извлечение дохода), длительность и причины неисполнения спорного обязательства, возможность добровольного исполнения судебного акта, степень затруднительности его исполнения, – должен назначить такой «сбалансированный», усредненный размер неустойки, который не будет слишком незначительным или слишком суровым, имеющим не стимулирующую к исполнению обязательства функцию, а карательную.

* Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

Судебная неустойка может быть определена в двух формах:

  • в твердой денежной сумме, взыскиваемой единовременно;
  • в денежной сумме, начисляемой периодически (например, за каждый день неисполнения судебного акта) или путем установления прогрессивной шкалы (например, за первую неделю неисполнения – одна сумма, за вторую – сумма в большем размере и т. д.).

По уже сложившейся практике размер судебной неустойки может составить от 1000 до 5000 руб. за каждый день или от 100 тыс. руб. за каждый месяц неисполнения судебного акта или же фиксированную сумму от 100 тыс. руб. и более.

Понуждение управляющей компании к исполнению неденежных обязательств

Пример

Суд удовлетворил требования ТСЖ об обязании электросетевой организации исполнить договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям в определенный срок и о взыскании судебной неустойки в размере 100 тыс. руб. на случай неисполнения судебного акта в указанный срок (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.07.2016 № Ф07-3960/2016).

Уменьшение размера судебной неустойки возможно. Для этого должник, совершивший требуемое действие с просрочкой, вправе обратиться в суд с заявлением о снижении размера судебной неустойки, представив свои доводы о причинах такой просрочки.

5. Если судебный акт уже исполнен, восстановление прав и интересов взыскателя, нарушенных его несвоевременным исполнением, должно производиться путем предъявления требований в рамках отдельного искового производства (в частности, требований о возмещении убытков).

Выводы

Таким образом, в настоящее время кредиторы получили эффективный инструмент для понуждения недобросовестных должников к исполнению информационных и иных неденежных обязанностей.

Практика применения судебной неустойки в жилищной сфере постепенно начала формироваться и уже показывает свою эффективность.

Наиболее ярким примером является судебное дело, рассмотренное Арбитражным судом Пермского края, решение по которому было поддержано Семнадцатым арбитражным апелляционным судом. Суд удовлетворил требования ТСЖ к УО «Новый город» об обязании передать оригиналы технической документации на МКД, карточки регистрационного учета жильцов (персональные данные о собственниках) и взыскании судебной неустойки в размере 100 тыс. руб. за каждый месяц неисполнения судебного акта вплоть до его фактического исполнения. Суд обратил внимание на то, что с учетом требований действующего законодательства и сложившегося порядка документооборота по смыслу п. 10 ст. 162 ЖК РФ передаче новой управляющей организации подлежат оригиналы технической документации (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.08.2015 по делу № А50-377/2015).

Еще один пример касается взыскания судебной неустойки за длительное неисполнение организацией обязанности по подключению жилых домов к источнику постоянного электроснабжения и передаче ТСЖ распределительных сетей. Определяя размер подлежащей взысканию судебной неустойки, суд исходил из принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из недобросовестного поведения, учел необходимость соблюдения баланса интересов участвующих в деле лиц, конкретные обстоятельства дела и определил размер компенсации – 200 тыс. руб. за каждый месяц просрочки исполнения решения. Полный размер судебной неустойки составил 5 млн руб. (определение Верховного Суда РФ от 25.10.2016 № 307-ЭС15-16404 по делу № А56-64754/2012).



Ваша персональная подборка

    Подписка на статьи

    Чтобы не пропустить ни одной важной или интересной статьи, подпишитесь на рассылку. Это бесплатно.

    Рекомендации по теме

    Мероприятия

    Школа

    Проверь свои знания и приобрети новые

    Посмотреть

    Самое выгодное предложение

    Самое выгодное предложение

    Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

    Живое общение с редакцией





    Электронная система

    Можно ли за невыполнение предписания ГЖИ отделаться предупреждением?

    Ответы на этот и другие вопросы вы найдете в электронной системе «Управление многоквартирным домом»

    Получить доступ
    ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА

    ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА

    ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВАЭЛЕКТРОННЫЙ КАТАЛОГ
    НАШИ ПАРТНЁРЫНАШИ ПАРТНЁРЫ

    Рассылка




    © МЦФЭР, 2006-2016. Все права защищены.

    По вопросам подписки обращайтесь по телефонам: 
    Москва: 8 (495) 775-48-44 
    Другие регионы: 8 (800) 775-48-44 

    Получите техническую поддержку: 
    по телефону: +7 (495)-937-90-82 
    e-mail: sd@mcfr.ru 

    
    • Мы в соцсетях
    ×

    Подпишитесь на бесплатные рассылки, и получайте актуальную информацию обо всех нюансах, касающихся Вашей профессии! Будьте с нами!