Порочный круг ЖКХ: как врут управкомпании и почему не работает банкротство

12 ноября 2015 2359
Сборы за услуги ЖКХ с населения в России в среднем достигают 80% от общей суммы задолженности по счетам ресурсоснабжающих организаций. Часть управляющих компаний, будучи не в силах погасить 20%-й разрыв, разоряются и попадают под процедуру банкротства.

Сборы за услуги ЖКХ с населения в России в среднем достигают 80% от общей суммы задолженности по счетам ресурсоснабжающих организаций. Часть управляющих компаний, будучи не в силах погасить 20%-й разрыв, разоряются и попадают под процедуру банкротства.

В еще одной довольно весомой части компаний используют повод с «неуплатой жильцами», чтобы скрыть собственное нецелевое расходование средств, а инициированную процедуру банкротства превращают в способ ухода от задолженности кредиторам и возможность создания новой организации, которая получит доступ к тем же ресурсам.

Чтобы исключить возможность реализации подобных схем, эксперты отрасли предлагают различные варианты мер: от поправок в законодательство о банкротстве до изменения системы сбора оплаты с жильцов и создания фонда по примеру оплаты за капремонт. Однако в итоговой эффективности предложенных мер сомневаются даже авторы, отмечая, что проблемы неуплат давно превратились в порочный круг без идеального решения. В ситуации разбирался корреспондент ИА REGNUM.

Рекордный долг

В 2015 году, впервые за новейшую историю, в России преодолен традиционный порог долга в ЖКХ. На 1 мая 2015 года общий долг потребителей — физлиц, промышленных и сельхоз предприятий и иных хозяйствующих субъектов — за жилищно-коммунальные услуги перед ресурсоснабжающими организациями, поставщиками и управляющими компаниями составлял порядка 1,025 трлн рублей, что на 15% больше, чем показатели на 1 мая 2014 года.

Читайте также:

О создании региональных систем расчетов за жилищно-коммунальные услуги

Серьезным инструментом, исключающим вывод финансовых средств, полученных УК от потребителей за ЖКУ, должна стать система расчетов на основе ИРЦ

Как пояснил корреспонденту ИА REGNUM арбитражный управляющий Максим Блохин, занимающийся взысканием долгов с управляющих компаний, примерно 40% указанного долга сейчас приходится на неплатежи за тепло и горячую воду, 25% — за газ, 20% — за электроэнергию, а еще 15% — за холодную воду, ремонт, уборку и вывоз мусор.

«Ситуация с долгами в ЖКХ напоминает вакханалию, и одинаково характерна как для Москвы, так и для небольших поселений от Брянска до Сибири. Проблема взаимных неплатежей — это стойкий вирус, который поразил всю российскую систему жилищно-коммунального хозяйства, — заявил он. — Безусловно, что не все управляющие компании являются жуликами. Часто причина образования долга перед ресурсоснабжающей организацией кроется в неплатежах собственников жилых и нежилых помещений многоквартирного дома. Однако, по моим подсчетам, реальные неплатежи физлиц колеблются в районе 20% от общей массы задолженностей. Здесь большую роль играет увеличение тарифов. Кроме того, в сознании потребителей существует стереотип, что коммунальный ресурс оплачивается в последнюю очередь».

Как воруют

Что касается мнимых неуплат жильцами, то есть примерно 80% от общей массы неуплат, то за ними часто прячется нецелевое расходование средств самими управляющими компаниями — деньги выводят из легального оборота.

«На примере это выглядит так. Условное ООО «Жилкомхоз» заключает договор с ресурсоснабжающей организацей на поставку тепла и горячей воды в многоквартирные дома, принимая на себя обязательство по оплате полученного коммунального ресурса. Условное ООО «Жилкомхоз» заключает агентский договор с условным ООО «Расчетный центр», по которому агент уполномочивается собирать деньги с потребителей. Собранные деньги за тепло и горячую воду нецелевым образом расходуются со счетов агента и не доходят до ресурсоснабжающей организации. Получатели денег вскоре прекращают деятельность, меняют место нахождения, реорганизуются. В качестве опции агент может дать липовый отчет, из которого будет следовать, что неплатежи населения составляют 80 процентов, из собранных денег 10 процентов удержал агент, а оставшиеся 10 процентов призваны осчастливить ресурсоснабжающую организацию. Для усложнения схема может быть «утяжелена» субагентами», — пояснил Блохин.

Еще одна схема нелегального обналичивания средств, собранных с жильцов, выглядит так. Управляющая компания заключает договор теплоснабжения с ресурсоснабжающей организацией, а функции по управлению домами передает в другую компанию, имеющую похожее название. В результате 100% квартплаты жильцов получает третье лицо, а поставщикам услуг не достается ничего.

«Имея на руках исполнительный лист на взыскание долга, ресурсоснабжающая организация как правило ничего не получает в результате исполнительного производства. Служба судебных приставов катастрофически неэффективна в случае сбора и расходования денег за жилищно-коммунальные услуги через агентов и субагентов», — отметил Блохин.

При взыскании неплатежей с недобросовестных компаний сейчас практикуется следующий подход. В случае, если «взаимоустраивающий вариант» решения проблем не найден и средства не возвращены, то возбуждаются дела о банкротстве по инициативе кредитора. В данном случае поставщики пытаются использовать угрозу банкротства как один из способов получить долг (и она часто срабатывает, что еще раз подтверждает подозрения о мнимой неуплате некоторых счетов жильцами), а также, если процедура уже введена, получить через арбитражного управляющего доступ к банковским транзакциям управляющих компаний и агентов по сбору платежей.

Говоря простым языком, компанию проверяют на предмет подозрительных сделок и пытаются их оспорить для возврата незаконно выведенных активов. Кроме того, в рамках процедуры иногда пытаются заставить глав компаний «ответить» по долгам личным имуществом, в том числе и привлечь их к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство. Вопрос в том, что у управляющих компаний слишком много лазеек для того, чтобы избежать ответственности.

«Правоохранители бездействуют, а народ безмолвствует»

Из-за проблем в правовом регулировании даже процедура банкротства может играть на руку управленцам-жуликам. В преддверии банкротства или после того, как дело уже возбуждается арбитражным судом, жилые дома часто начинают массово переходить из обслуживания банкрота в новые компании, созданные и контролируемые менеджментом банкрота. Нередки случаи, когда за один день собрания жильцов якобы проходят в 300−500 многоквартирных домах.

«Зная безынициативность и неготовность к самоуправлению большинства наших сограждан — в действительность таких собраний поверить невозможно, — подчеркнул арбитражный управляющий. — Учитывая то, что у жилкомсервисов как правило нет никаких ликвидных активов, за счет которых возможно удовлетворить требования кредиторов, мутные истории с переводом домов и денег в родственные управляющие компании требуют жесткого пресечения. Но правоохранители бездействуют, а народ безмолвствует».

По мнению Блохина, в федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» необходимо добавить новые статьи, посвященные особенностям банкротства управляющих компаний. Например, разрешить арбитражным управляющим оспаривать в рамках дела передачу жилого фонда в иные компании, если должник находится в преддверии банкротства, и тем самым лишить его возможности сохранить контроль над средствами, получаемыми от жильцов. В отдельных случаях такую передачу предлагается признавать недействительной.

Также в рамках процедуры банкротства стоит предусмотреть возможность реорганизовывать управляющие компании, выделять из них новое общество с правом по обслуживанию жилого фонда без проведения общего собрания жильцов. При этом сто процентов долей в уставном капитале нового общества должно принадлежать банкроту и затем реализовываться с торгов, а вырученные деньги пойдут на расчеты с кредиторами.

«Порочный круг»

Однако данные меры могут не сработать из-за низкой привлекательности управляющих компаний для частных инвестиций. «В жилищном законодательстве, согласно которому управляющая компания должна ресурсоснабжающим организациям сто процентов от их начислений, а с жильцов удается собрать около 80 процентов от предъявленных к оплате сумм. Источника покрытия образующегося 20-ти процентного кассового разрыва нет. Претензионно-исковая работа по взысканию управляющими компаниями долгов за коммунальные услуги с жильцов может быть оплачена только из средств, собираемых по статье «содержание и текущий ремонт», что, строго говоря является нецелевым использованием денег», — пояснил Блохин.

Чтобы повысить привлекательность управляющих компаний для частных инвесторов, и последняя мера сработала, необходимо также внести поправки в жилищное законодательство, считает он. Например, вернуться к вопросу о переходе на прямые платежи за коммунальные услуги между ресурсоснабжающими организациями и жильцами. Ранее данное предложение уже отклонили депутаты Госдумы. «Конечно, это требует очень больших затрат на содержание абонентской службы. Но это работа с хорошим эффектом», — резюмировал арбитражный управляющий.

Как, в свою очередь, корреспонденту ИА REGNUM пояснил ведущий юрисконсульт Центра правового обслуживания Алексей Караванский, в проблеме неплатежей и взыскания долга вопрос банкротства вторичен, и озвученные меры не смогут улучшить ситуацию кредитора.

«Банкротство сейчас очень перегружено. Вступил в силу закон о банкротстве физлиц, есть специальные положения о банкротстве особенных организаций-монополистов, банков, кредитных учреждений. Я не считаю, что эта инициатива с поправками для управляющих компаний усилит позицию и люди сразу станут платить. Суды будут еще больше загружены и пользы от этого не будет», — считает он.

Тоже самое касается и вопроса привлекательности управляющих компаний. «Представьте ситуацию, когда управляющая компания хочет погасить долги перед кредитором путем передачи компании некого жилого фонда. Вопрос в том, что люди не связаны с этой компанией, завтра они передумают и скажут, что сами найдут компанию, с которой будем работать. И что будет делать этот кредитор, который купил компанию для эксплуатации некого фонда? То есть кредитор, который вложит деньги, останется ни с чем, потеряет деньги дважды», — заявил Караванский и отметил, что в статье 15 закона о банкротстве уже говорится о некой аналогии замещения активов.

Решение проблемы юрист видит не в разрешении вернуться к прямым платежам, а в создании отдельного счета, какой-то альтернативной системы по аналогии со сборами взносов на капремонт, когда отчисляемые жильцами средства будут «заблокированы» для использования на любые цели кроме погашения задолженностей перед поставщиками.

«Аналогия тут следующая. Сейчас ресурсоснабжающие организации стремятся напрямую заключать договора с собственниками, минуя управляющую компанию, чтобы потом не судиться и не банкротить их. Вот эта некая альтернатива, когда может создаваться какой-от специализированный счет для оплаты услуг ресурсоснабжающей организации, и деньги с этого счета могут быть перечислены только конкретной организации, управляющей компании или НИИ. В случае банкротства, арбитражный управляющий не в праве их расходовать.

Получается, что ресурсоснабжающая организация гарантированно получит эти деньги. В случае непоступления денежных средств управляющая компания лишается возможности управления», — считает Караванский.

Тем не менее и такой вариант может до конца не сработать, считает юрист. Остаются 20% неплательщиков-физлиц, для взыскания долгов с которых изобретены и испробованы практически все возможные средства, но проблема не решается. По мнению юриста, здесь надо идти либо на ужесточение мер по отношению к должникам, либо предлагать новые способы мотивации.

«Надо разделять социальные гарантии гражданам от самих обязанностей граждан нести расходы. Тут двусторонняя отдача — государство немного повышает тарифы и это сразу приводит к увеличениям неплатежей в 2−3 раза. То есть, с одной стороны, вроде как должно быть наоборот, это должно было побудить оплачивать и не копить долги. А у нас ситуация обратная: немного увеличили и сразу неоплата. С другой стороны, цель работы управляющих компаний не связана с тем, чтобы бегать за каждым должником и взыскивать по 500 рублей. Они оказываются в такой ситуации, когда вынуждены судиться против потребителей и отбиваться одновременно от ресурсоснабжающей организации. Между молотом и наковальней. Взыскивать долги по 500 рублей с граждан можно годами. При этом в течение года долги копятся, и концу года они уже получают иск от ресурсоснабжающей организации и сразу банкротятся. Это порочный круг. Вроде как добросовестно работают, судятся, взыскивают, при этом банкротятся. Поэтому одна только жесткая административная практика или гражданская вопрос не решает. Может быть, должна быть конкуренция, нельзя полностью убивать управляющие компании на рынке», — резюмировал он.

Источник: ИА REGNUM

Инструменты МЦФЭР-Городское хозяйство и ЖКХ:


Электронная система «Управление многоквартирным домом» Вся нормативная база с разъяснениями экспертов. Большая подборка судебной практики. Получите демо-доступ на 3 дня и читайте в электронной системе


Мероприятия

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией





Электронная система

Можно ли за невыполнение предписания ГЖИ отделаться предупреждением?

Ответы на этот и другие вопросы вы найдете в электронной системе «Управление многоквартирным домом»

Получить доступ
ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА

ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА

ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВАЭЛЕКТРОННЫЙ КАТАЛОГ
НАШИ ПАРТНЁРЫНАШИ ПАРТНЁРЫ

Рассылка




© МЦФЭР, 2006-2016. Все права защищены.

По вопросам подписки обращайтесь по телефонам: 
Москва: 8 (495) 775-48-44 
Другие регионы: 8 (800) 775-48-44 

Получите техническую поддержку: 
по телефону: +7 (495)-937-90-82 
e-mail: sd@mcfr.ru 


  • Мы в соцсетях