Некоторые моменты из разговора с Владимиром Путиным

19 декабря 2011 1249
15 декабря в прямом эфире ряда телеканалов вышла специальная программа «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение». Мы публикуем некоторые выдержки беседы, касающиеся тематики нашего портала.

15 декабря в прямом эфире ряда телеканалов вышла специальная программа «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение». Мы публикуем некоторые выдержки беседы, касающиеся тематики нашего портала.

<…>

А.Кучерена: Добрый день, Владимир Владимирович!

<…>

Будучи вчера на «горячей линии» (я тоже принимал звонки, которые поступали в Ваш адрес), могу сказать, что те граждане, с кем непосредственно я общался, они все сетуют на то, что на местах они с властью не могут найти общий язык.

Мне звонила Наталья Михайловна Хорькова из Псковской области, из поселка Новосокольники. Она говорит, с 2005 года она пытается решить проблему (не только она – граждане, которые там проживают) газификации. Они неоднократно пытались встретиться с мэром, с главой администрации. Она говорит, что мэр просто смеется в глаза и говорит: а я ничего не могу сделать, мне нужен куратор, который бы эту проблему мог решить.

Мне представляется, что при таких обстоятельствах (но это не только там, из Московской области тоже звонили, было несколько таких звонков), наверное, надо подумать об изменении формата общения власти на местах (муниципалитеты, регионы) именно с гражданами.

Почему мы до сих пор не можем никак эту проблему решить? Вы встречаетесь с гражданами, Вы ездите по стране, Вы тушите пожары – Вы что-то делаете как Премьер-министр; а почему мы не можем все-таки на местах убедить местную власть, чтобы они все-таки встречались с людьми?

И люди ведь говорят об этом: мы хотим встретиться, мы хотим обсудить с главой города, мэром, хотим обсудить те или иные проблемы, мы хотим решить, где построить мост, мы хотим решить, где и что построить, но нам не должны навязывать. То есть получается, что мы живем по принципу «Для народа, но без народа», – но мне кажется, что это недопустимо. Эти времена уже ушли в прошлое. Мне представляется, что сегодня как раз надо задуматься об этом.

Те жалобы, которые поступают в Ваш адрес, в адрес Общественной палаты, они многочисленные, и мы всегда задаем вопрос, почему именно сюда пишут, в центр? Да потому что на местах не хотят общаться с людьми.

И вот этот формат, мне бы хотелось Ваше мнение узнать. Как Вы видите формат общения? Потому что те, которые выходят на митинги, недовольны. Они выходят. В том числе я был на Болотной площади в качестве общественного наблюдателя, и я с людьми разговаривал, так же как и Алексей Алексеевич Венедиктов.

Люди пришли туда не потому, что надо лозунги какие-то поддержать. Они даже не слышали эти лозунги. Они совершенно о другом общались, совершенно другие проблемы обсуждали в обществе. Они не просто так вышли.

Поэтому, мне кажется, наступило время все-таки изменить формат общения. Наверное, нужно делать всё для народа и с народом. И вот эти вот аспекты, которые сегодня озвучивают граждане, простые граждане, мне кажется, мы должны прислушаться и совместно подумать, как этот вопрос разрешить. Может быть, действительно вот это Ваше предложение по веб-камерам на избирательных участках, может быть, действительно поставить в каждом избирательном, и не только избирательном, но в том числе и в муниципалитетах, и в регионах, и заодно посмотреть, как губернаторы, как муниципалитеты...

<…>

Я не считаю, что Вы должны ездить и все вопросы снимать. Надо все-таки подумать, как изменить управление. Понимаю, что непростой вопрос, и думаю, что сейчас будут решаться вопросы в части и федерального Правительства, и ряд других вопросов, но надо подумать, как ближе к человеку подойти, как с человеком все-таки разрешать проблемы, с которыми он сталкивается в повседневной жизни.

В.Путин: <…>

Это очень важный вопрос. И я хочу еще раз вернуться к тому, о чем говорил Солженицын. Он уделял очень много внимания муниципальному уровню власти. Я когда лично с ним встречался, разговаривал, я помню, как Александр Исаевич очень подробно рассказывал мне о своих идеях укрепления муниципального уровня власти. И я думаю, что в этом, я уверен, он абсолютно прав был. Потому что муниципальный уровень власти – это тот уровень, до которого люди, фигурально выражаясь, могут дотянуться рукой. И это – самый важный уровень, потому что непосредственно от его эффективности, от эффективности работы этих властных структур зависит в значительной степени повседневная жизнь людей. Это первое.

Второе. Нужно, конечно, сделать так, чтобы муниципальный уровень власти был самодостаточным для решения тех задач, решение которых на него возложено. И надо сказать по-честному: уровень, наличие источников финансирования для решения этих задач, которые перед муниципалитетами стоят, он еще очень низкий, и не позволяет муниципалитетам в полном объеме эффективно решать стоящие перед ними задачи.

И именно поэтому сейчас в Правительстве целая группа работает под руководством Козака Дмитрия Николаевича, вице-премьера Правительства Российской Федерации, которая занимается вопросом перераспределения полномочий и источника финансирования решения этих задач. Вот это нужно будет сделать.

Но в то же время, даже при наличии и ресурсов, и возможностей, мы очень часто сталкиваемся с бездушным отношением. И вот тоже на бегущей строке было написано: «Воров и прочих сажать нужно почаще». Это правда, но только мы не можем превращать это в кампанейщину. Но что очень важно, это то, что муниципальный уровень управления у нас избираем, напрямую граждане избирают его. И, конечно, люди должны понимать, кого они избирают. Чтобы не было так, чтобы за какие-то мелкие подачки избирали кого-то из местных квазиолигархов или их представителей, а избирали таких людей, которые действительно уважаемы в том или ином населенном пункте, и действительно дееспособны, способны решать задачи, которые перед ними стоят, и разговаривать напрямую с людьми.

Я уже приводил этот пример. Это было, правда, давно. Шойгу как-то поехал в один из регионов России (Николай головой кивает, я им рассказывал) в сложный период зимний, когда один из населенных пунктов разморозился – то есть лопнули трубы, нужно было срочно выезжать и что-то делать. Приехал, встретился с местным руководством и говорит одному из начальников: поехали в этот город. Он говорит – не поеду. Почему? Меня побьют. Честное слово. Он говорит – как не поедешь, там же люди замерзают. Нет, не могу. Он его взял за шиворот, привез в помещение какое-то, из которого они должны были садиться на самолет или на вертолет и лететь дальше. Этот местный деятель сказал: я сейчас, в туалет мне нужно. Вышел, через черный ход покинул место дислокации и смылся. Просто скрылся, убежал, – и это уровень местной власти, понимаете!

Что здесь говорить, это нужно, конечно, и давать им больше возможностей, жестче требовать, но и люди должны все-таки, еще раз хочу повторить, это очень важно, с пониманием относится к выборному процессу. Должна быть комплексная работа по укреплению этого важнейшего сегмента во властных структурах страны – муниципального уровня управления.

<…>

М.Ситтель: <…>

У нас на прямой связи Тюмень. <…>

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Долорес Игоревна. На прошлой линии Вы говорили, что рост тарифов ЖКХ не будет превышать 15%, и что Вы возьмете вопрос под свой личный контроль. Однако в некоторых местах, в некоторых регионах рост был и больше. Не думаете ли Вы, что чиновники так привыкли к Вам, что уже не боятся и творят, что хотят.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо кому – мне или им?

По поводу ЖКХ. Здесь уже говорили вначале – это действительно один из важнейших, очень чувствительных для людей вопросов. И там, где действительно очень много и несправедливости, и жульничества, я, к сожалению, должен это сейчас сказать.

Напомню – не для того, конечно, чтобы куда-то стрелку переводить, на кого-то, но все-таки это как по закону, так и по факту жизни должно быть так. Жилищно-коммунальная сфера относится к компетенции местных и региональных властей. И когда совсем недавно все мы столкнулись с проблемами в этой сфере, я начал выносить это на уровень Правительства Российской Федерации.

Не скрою, что мне сразу же сказали: не делайте этого, не приклеивайте к себе эту проблему. Она – трудноразрешимая, и к нашей компетенции не относится. Вы знаете, у меня другой совершенно стиль работы. Я знаю, что людям все равно, людям наплевать к какой компетенции на самом деле относится тот или другой вопрос. Люди не делают разницы. Они ждут решения этих вопросов. Поэтому мы и на уровне Правительства начали заниматься этим.

Мы для того, чтобы повысить уровень ответственности, передали часть решения этих вопросов с муниципального на региональный уровень, в том числе наделили полномочиями вот эти региональные и местные уровни управления, такими полномочиями как: определение нормативов потребления, так называемые; привлечение управляющих компаний и определение тарифов по определенным направлениям (по некоторым).

С чем мы столкнулись, с тем, что... Да, и устранение перекрестного субсидирования, перекрестных платежей. Сейчас я поясню, очень коротко постараюсь это сделать.

Что касается норм потребления. Вот когда начинают на местном уровне устанавливать эти нормы потребления, они будут меньше или больше, и от этого в значительной степени зависит уровень оплаты. Это такой обход тарифного регулирования.

Дальше, что касается управленческих компаний. Мгновенно на рынке появились компании, аффилированные с местными чиновниками. Я с болью в сердце об этом говорю, но это так. Здесь главнейшая задача – демонополизация этого рынка.

Но и, наконец, перекрестное субсидирование. Это когда часть плательщиков платят за другую часть, за население. В этой связи, что нужно было делать регулярно в прежние годы? Постепенно, в соответствии с экономическими условиями, с ростом инфляции, постепенно, неболезненно для людей, но адекватно складывающейся ситуации в экономике поднимать и тарифы, аккуратно.

Когда мы в прошлом году сказали, что из фонда ЖКХ, Федерального фонда ЖКХ будем поддерживать только те регионы, которые выполняют все эти условия, в том числе и уход от перекрестного субсидирования, а в некоторых муниципалитетах и регионах не принимали своевременных решений по мягкому поднятию тарифов, что там получилось? Они, желая получить федеральную поддержку, сразу вздули эти цены и тарифы на 70, 100 и более процентов. И, конечно, мы вынуждены были вмешаться и вернуть эту планку на уровень, в прошлом году, 25 процентов. По имеющейся у меня информации, все это было сделано.

Если, тем не менее, где-то мы что-то просмотрели, тогда, пожалуйста, скажите, где. И я обязательно попрошу оператора потом сказать, откуда Вы звоните, из какого города.

А в текущем году мы поставили планку 15% роста ЖКХ, и не больше. По факту на сегодняшний день, на данный день, средний по стране рост составляет, по-моему, 13,5%. Не исключаю, что где-то могли и скакнуть эти тарифы. Тогда, повторяю еще раз, скажите нам, где.

А вообще-то, даже в прошлом году таких муниципалитетов, где тарифы скакнули запредельно, их было небольшое количество. Они общую картину портили, но их было всего тысяча, по-моему, по стране, это в относительных величинах небольшая цифра.

На следующий год мы приняли решение ограничить рост тарифов уровнем инфляции. Это значит, что это будет где-то шесть, может быть, шесть с небольшим процентов. Причем сознательно, не по политическим соображениям, не в связи с тем, что у нас выборы здесь, а в связи с тем, что, если тарифы поднимаются в начале года, они как бы инфляцию разгоняют.

Поэтому мы приняли решение разрешить рост тарифов только с середины года. Это где-то с июля. Повторяю еще раз: в годовом исчислении это должно быть не более 6-6,5%, но начнется, конечно, чуть побольше, потому что в первой половине года подъема тарифов вообще не ожидается.

<…>

А.Голдобин (Владивосток): Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу задать вопрос, но немножко предисловие небольшое. Я – бизнесмен, зовут меня Голдобин Андрей Викторович.

Я бы хотел сказать о том, как тяжело вести бизнес в условиях вот такой серьезной, мощной коррупции, которая присутствует здесь, в этом крае. Ни для кого не секрет, что чиновничий аппарат во главе с Дарькиным, губернатором края, набивает, можно сказать, карманы за счет федерального бюджета и за счет нас, бизнесменов. (Я извиняюсь, замерз очень.)

Хотелось бы знать, Владимир Владимирович, сколько еще на своем посту пробудет губернатор Дарькин, который ведет весь этот беспредел, контролирует его от начала и до конца, и, мягко говоря, набивает карманы? Мы возмущены и хотим слышать.

Спасибо.

В.Путин: Андрей Викторович, <…> Это по поводу местных властей, коррупции и т.д., но дело не только в коррупции, насколько я понимаю. Очень много вопросов, связанных с криминалом в крае, больше, чем в каком-либо другом регионе Российской Федерации, к сожалению.

Я уже говорил о критериях, которые выработало Правительство, о критериях по результатам социально-хозяйственной деятельности, экономической деятельности. Но есть и другие, конечно, критерии, на которые следует обратить внимание. Я уже сказал, что в целом, опираясь и на результаты последних внутриполитических событий, можно определить доверие граждан к тому или иному руководителю региона. Надеюсь, что и сами руководители это поймут и примут соответствующие решения.

Но и сейчас не хочу забегать вперед, но то, что Вы сегодня сформулировали и сказали, мною, безусловно, будет учитываться в будущей работе.

<…>

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, вопрос, который только что попался на глаза, он больше, конечно, относится к предыдущей нашей теме – к Владивостоку, но поскольку он важный, его целесообразно задать, пока мы далеко не ушли.

«Кадровые ошибки в назначении ряда губернаторов очевидны – Мезенцев, Ипатов, Михальчук, Юрченко, Нелидов, Бровко, список можно продолжить. Мы, жители Ульяновска, в основном проголосовали против партии «Единая Россия», потому что хотели добиться отставки губернатора Сергея Морозова». Ольга из Ульяновска подписалась.

И еще вопрос Алексея Шацкова из Волгоградской области: «Правда, что регионы, не поддержавшие правящую партию, будут исключены из программ социального развития Российской Федерации?»

И, как следствие, вопрос, встречающийся чаще всего: «Не пора ли вернуться к прямым губернаторским выборам?»

В.Путин: Это важный вопрос.

Что касается того, что кто-то будет исключен по результатам голосования, это полная чушь.

Это, знаете как, «не придете на выборы – мы вам свет отключим и канализацию закроем». Конечно, это ерунда, и ни одно здравомыслящее правительство никогда таким образом поступить не может, и наше никогда не поступит. Вопрос не в политических предпочтениях, а вопрос в долге государственных служащих на таком уровне, как Правительство, или даже регион, долге перед своими гражданами. Это фундаментальные вещи абсолютно. Ничего никто сокращать не будет, не посмеет просто. Это первое.

Второе, что касается этого самого важного вопроса, – это выборность или невыборность губернаторов. Я не буду скрывать, я уже об этом говорил, и хочу сказать еще раз, – сегодняшний способ приведения губернаторов к власти я придумал лично, сам придумал, никто не советовал, и скажу, почему. Давайте вспомним, когда и в каких условиях это было сделано. Это было сделано в начале 2000-х годов, когда у нас полыхала гражданская война на Кавказе, когда многие губернаторы, надо прямо сказать, приходили к власти путем прямых, якобы прямых выборов тайных, но опирались при этом на местные полукриминальные элиты, и, что особенно опасно и важно было тогда, сосредоточили в своих руках большую экономическую власть, да еще сидели в Совете Федерации и имели неприкосновенность как депутаты парламента.

Но что особенно было тревожно и что меня очень беспокоило – с целью прихода к власти не брезговали ничем. Не только опирались на полукриминальные структуры, но и опирались на националистические группы, на сепаратистские группы. И очень легко было порождать этот сепаратизм в регионах Российской Федерации, а у нас сложно созданная страна, с национальными формированиями. И я хочу, чтобы и те, кто в зале сидят, и вообще граждане всей страны знали, чем было продиктовано это решение. Не тем, что хотелось сосредоточить в своих руках больше «властишки». Да нет, конечно! Это было продиктовано желанием страну сохранить и собрать вместе и не допустить раскачивания.

Конечно, мы в известной степени прошли период становления и укрепления наших властных структур и государства в целом. И, разумеется, я и сейчас вижу, здесь претензий много из Владивостока прозвучало, в этом вопросе звучит, я знаю эти претензии. И я исходил из того, что если Президент предлагает законодательному собранию, то законодательное собрание, выбранное всеми гражданами, проживающими в регионе, прямым и тайным голосованием, делает определенную селекцию и отбор. Так, кстати, это механизм работает отчасти. Я помню, когда мы предлагали, скажем, Волгоград, и волгоградские депутаты сказали: нет, за этого кандидата не проголосуем ни при каких обстоятельствах, даже при всем к Вам уважении. И мы пошли на то, чтобы внести другую кандидатуру. В Нижнем, по-моему, тоже так было.

Но сейчас я тоже вижу, что, может быть, этого недостаточно. И нужно сделать следующий шаг в развитии нашей политической системы. Я думал над этим и, например, считаю возможным, обязательно нужно сохранить вот этот фильтр на уровне Президента, чтобы отсекать приход во власть людей, которые будут опираться на какие-то полукриминальные или, не дай Бог, сепаратистские силы, в том числе, и в национальных республиках. Я хочу, чтобы все это поняли, это крайне важно для России.

Так вот, допустим, можно (как вариант, надо подумать над этим), чтобы все партии, которые приходят в региональный парламент путем прямого тайного голосования, предлагали президенту своих кандидатов на должность губернатора – руководителя региона. Вот эти предложения проходят через президентский фильтр, и он вносит эти кандидатуры уже не на депутатов заксобрания, а на прямое тайное голосование всего населения, проживающего в регионе. Вот этот шаг, мне кажется, вполне возможен и обоснован.

И, конечно, за Президентом нужно будет оставить негативный контроль, то есть право отстранения от должности в случае совершения каких-то действий, связанных с осуществлением властных полномочий губернатором.

Примерно то же самое в принципе можно сделать (надо только додумать всякие элементы этой конструкции) с формированием верхней палаты парламента.

Э.Мацкявичюс: Вплоть до прямых выборов?

В.Путин: Я же говорил, вплоть до прямых выборов. Тоже пропустить через такой президентский фильтр кандидатов от партий, которые побеждают на региональных выборах, и выносить их кандидатуры на суд граждан, проживающих на этой территории, и формировать верхнюю палату парламента, Совет Федерации, с помощью прямых тайных выборов, тайного голосования.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, давайте уточним: то есть институт выборов губернаторов тоже в определенной мере, получается, возвращается?

В.Путин: С теми поправками, о которых я сказал. Во всяком случае, я считаю, это возможно, сейчас это возможно.

В целом потом можно посмотреть, как работает этот механизм, пройти этот этап. Можно и напрямую просто уже перейти к самовыдвижению, но вот сегодня этих кандидатов, безусловно, я в этом уверен, нужно пропускать через президентский «фильтр».

Э.Мацкявичюс: Именно президентский?

В.Путин: Именно президентский.

Еще раз повторю: партии, вошедшие в региональный парламент, предлагают Президенту своих кандидатов на должность губернатора. Он вправе отклонить те или иные кандидатуры. Тогда партия предлагает другую кандидатуру, пока не появится нужный кандидат, а потом всех их выносит на суд граждан, на прямое тайное голосование. Мне кажется, вполне приемлемая вещь для страны, которая гарантирует нас и от рисков, имея в виду сложный характер нашей Федерации, и, в то же время, усилит влияние граждан на высший в регионе уровень власти.

<…>

В.Соловьев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Извините, буду резок, потому что люди звонят и говорят, возникает ощущение, что наступило время, когда власть знает, как живет народ, и с интересом народу рассказывает о его жизни. Исходя из этого, главные коррупционеры в стране – это мелкие чиновники и гаишники, а светочи мудрости и порядочности засели в Правительстве и в Администрации. Вы призывали к «посадкам», звучали жесткие слова, но повторяется время русских классиков: фразы жесткие, но как-то, то ли своих не сдаете, то ли наверху другие законы, и каждый раз защищаете Правительство, говоря, что они высокие профессионалы, а нам негоже о них судить.

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, конкретно, по фамилиям, увидим ли мы когда-нибудь новых людей, и начнутся ли «посадки»? Хотя понимаю, что, как правило, в нашей стране борьба с коррупцией – это «национальная забава» и начинается она с того, кто такой вопрос задает.

<…>

В.Путин: С Вас и начнем сейчас. Ну, не с Вас лично, а вообще. Я знаю, и ко мне тоже обращались разные люди по поводу того, что средства массовой информации используют свое монопольное положение в отдельных сегментах, для того, чтобы решать, в том числе, экономические вопросы, и говорят: давайте сделайте так, иначе мы вас вытащим и покажем про вас то-то и скажем это.

Это, в принципе, и на муниципальном уровне управления, на региональном, на федеральном, в Думе, в Правительстве, в СМИ, в медицине. А что, про медицину мало говорят о том, что там коррупция, мздоимство и т.д., что, мало разве говорят про аналогичные явления в сфере образования? Это беда всего нашего общества. Ну, желание «попасть на волну» и понравиться и кого-то, извините, «уконтрапупить», схватить и посадить во что бы то ни стало, показать свою крутизну – это самое простое, что мог бы сделать человек в моем положении. Но у нас четыре с лишним тысячи уголовных дел, возбужденных по взяткам и коррупции. Почти 300 доведено до суда. Десятки осужденных.

Это модная тема. И ее нельзя забывать: борьба с коррупцией, с криминалом, в том числе и прежде всего во власти. И власть сама заинтересована в очищении. Но никакой кампанейщины здесь недопустимо. У нас есть примеры, когда губернаторов в тюрьму сажают, и они отбывают целиком срок в местах лишения свободы, целиком, их никто не выпускает. У нас есть примеры и в новейшей истории, когда на уровне заместителя министра сажают в тюрьму. Но здесь еще и вопрос: в тюрьму – и расследуют в рамках уголовного процесса. Здесь еще вопрос не кампанейщины, а вопрос качества работы правоохранительных органов.

Все это требует определенного баланса, серьезного подхода и ритмичной работы по всем направлениям, ритмичной, жесткой и последовательной, а не предъявления в качестве своих достижений для текущей политической конъюнктуры – этого мы делать не будем. Но бороться будем обязательно, будем бороться последовательно, настойчиво и жестко.

Не знаю, четыре тысячи с лишним – это много или мало дел. Наверное, немало. Важно качество. Вообще, в любом случае, и Вы знаете, Вы человек жесткий, и я иногда вижу то, что на экране происходит, когда Вы работаете, самое-то главное – это не жесткость наказания, а неотвратимость наказания – вот этого нам нужно добиваться.

<…>

А.Аслаханов: <…>

Я честно скажу, я возмущен был содержанием вчерашних звонков. Это тотальное нарушение конституционных, я подчеркиваю – конституционных прав наших граждан, особенно в социальной сфере. Это связано с пенсиями, пособиями, с ремонтом жилья и т.д.

Владимир Владимирович, я считаю, что нужно было бы, подведя итог, оказать помощь абсолютно всем, которые просят, где мы обязаны делать. Ну, а с чиновниками, которые препятствуют, нужно разобраться. Так издеваться над людьми просто преступно.

И один вопрос хотел бы Вам задать, Владимир Владимирович.

Сейчас вопросы, которые задавали, свидетельствуют, что мы очень гордились, и Вы неоднократно подчеркивали, что мы многонациональное государство и многоконфессиональное. Мы очень гордились тем, что за всю историю нашу многовековую у нас не было никогда конфликтов на этой почве. Но сейчас нас загоняют по «национальным квартирам». То, что сейчас происходит, оно очень тревожит. И то, что у нас… Вот во многих, даже небольших, государствах, есть министерства по делам национальностей, которые решают эти вопросы. Если там даже несколько национальностей проживает. А у нас их много. Может быть, есть смысл восстановить все-таки, воссоздать министерство по делам национальностей, которое серьезно, на профессиональном уровне занималось бы этими вопросами. У нас специалисты очень прекрасные в этом направлении есть.

<…>

Спасибо.

В.Путин: <…>

Что касается вопроса чрезвычайно важного, который Вы затронули, касающегося того, что нас стараются загнать по национальным квартирам. Конечно, это недопустимо. Есть один вопрос, который мы, конечно, должны будем решать, – это вопрос, связанный с инфраструктурными возможностями крупных городов. Вот это тоже очень важно. В советские времена была прописка, потом ее отменили, и Конституционный Суд сказал, что она незаконна. Но есть вопросы, связанные с регистрацией, есть вопросы, связанные с рынком труда в крупных городах, с возможностями медицинского обслуживания, с транспортной инфраструктурой.

Но здесь, на мой взгляд, нужно решить вопрос, как я уже говорил, отвечая на один из предыдущих вопросов, с равномерным развитием производительных сил, равномерным развитием социальной инфраструктуры на всей территории страны, так чтобы люди в своих родных местах, на своей малой родине могли чувствовать себя комфортно и связывать свое будущее с этой территорией.

А.Аслаханов: <…>

Владимир Владимирович, у меня в вопросе было о целесообразности создания министерства.

В.Путин: Да, да. По чиновникам, которые черствы к людям, я уже говорил, здесь добавить нечего. Конечно, нужно с такими людьми разбираться и нужно создавать условия, при которых люди будут чувствовать прямую отдачу от аппаратов различного уровня.

Что касается министерства национальностей. У нас этот вопрос погружен в Министерство регионального развития, но, видимо, Вы правы, этого недостаточно. Потому что в Министерстве регионального развития сосредотачивается внимание, прежде всего, на вопросах социальных и экономических, а проблемы национального благополучия практически уходят на второй план, национального развития, взаимодействия этносов в России уходят на третий план. А в условиях нашей страны, конечно, сегодняшняя структура явно не отвечает требованиям дня. Я думаю, что Вы правы. Обязательно подумаем над этим. Спасибо.

<…>

А.Сыроваткин (пос. Новотеркский, Ставропольский край): Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сыроваткин Александр, я преподаватель Пятигорского лингвистического университета. Я бы хотел вернуться к Кавказу.

В сферу моих научных интересов входит сбор и анализ данных о межнациональных и межрелигиозных проблемах, возникающих в нашем регионе. В последнее время в Ставропольском крае очень остро стоит вопрос о взаимоотношениях местного населения и людей, приезжающих сюда из соседних республик на постоянное место жительства, на учебу или лечение. Местное население очень раздражает вызывающее поведение приезжающих, их нежелание выполнять законы местные, бравирование оружием личным, а также демонстрация своего финансового превосходства, что, кстати, позволяет жителям Ставропольского края говорить о несправедливом распределении средств среди субъектов Северо-Кавказского федерального округа. Даже появилось такое расхожее мнение, что приезжие хотят жить не вместе с нами, а вместо нас. Вот, собственно, вопрос: Владимир Владимирович, ответьте, пожалуйста, собирается ли власть изменить данную ситуацию или же мы имеем риск того, что недовольство нарастающее может быть использовано некими силами, которые разожгут межнациональный конфликт у нас в регионе?

Спасибо.

В.Путин: Собственно говоря, мы уже начали обсуждать эту тему. Вопрос, безусловно, чрезвычайно острый, и от того, как мы будем его решать, многое зависит в нашем будущем.

Вы наверняка знаете, что это вопрос, который не является чем-то исключительно российским. Это не является исключительно российской проблемой. В Европе происходит практически то же самое. Я многократно разговаривал с моими коллегами в европейских странах. Там, знаете, в одной из стран, – мой бывший коллега, премьер, говорил, не буду называть страну, – говорил, что люди, приезжающие из Северной Африки, лет по 10 живут в стране и не говорят на местном языке, и живут. И какие проблемы там сейчас с выходцами из исламских государств, Северной Африки – мы очень хорошо знаем.

Более того, люди, настроенные весьма демократически, воспитанные на этих принципах, на толерантности, как сейчас там модно говорить, заявили о полном провале этой политики в Европе.

Разница у нас заключается в том, что если там приезжие – граждане иностранных государств, то у нас те, кто приезжают из других регионов, в частности с Северного Кавказа, – это граждане Российской Федерации. Мы не можем ущемлять их в правах.

Вместе с тем, я сейчас только что, отвечая на один из вопросов, сказал и могу повторить то, что было мною сказано: мы должны учитывать особенности каждой российской территории, а те, кто приезжают жить, учиться, работать на другие территории Российской Федерации и живут среди граждан с несколько другим культурологическим и историческим корнем, должны с уважением относиться к местным обычаям, культуре и традициям того населения, куда они приехали жить. Всякое другое поведение должно встречать соответствующий ответ, прежде всего со стороны органов власти, дабы не раздражать местное население и не приводить к конфликтам. Конфликты нам не нужны. А поэтому все должны соблюдать определенные нормы.

Есть еще один способ решения проблемы. Да, Конституционный Суд сказал нам, таково решение было Конституционного Суда, сказал о том, что прописка является незаконной, но регистрация по новому месту жительства, работы или учебы, она является законной. Вопрос в том, что мы делаем и делали до сих пор в связи с нарушением этой регистрации.

Повторю еще раз, речь, прежде всего, идет об ограничениях, связанных с инфраструктурой и с тем, что люди, которые приезжают из одних регионов жить, учиться и работать в другие регионы, часто сами попадают в достаточно сложную ситуацию, потому что и рабочих мест не хватает, где они собирались жить и работать, есть проблема с трудоустройством, с устройством на жительство, с получением страховки, с медицинским обслуживанием, потому что возможности регионов, куда они приехали, и так уже на пределе.

И поэтому, на мой взгляд, ничего страшного нет, если мы пойдем по пути ужесточения правил, требований регистрации, ужесточения по отношению к тем, кто нарушает эти правила, – скажем, предоставляет свое жилье для прописки 20-30 и более человек в комнату в 10 квадратных метров, что явно «липой» является. Так же и по отношению к тем, кто нарушает, по отношению к приезжим, которые нарушают эти правила регистрации.

И мы ничего другого не придумаем, кроме того, чтобы ужесточать эту ответственность, вплоть до уголовной. Такое было в практике бывшего Советского Союза, и ничего предосудительного я здесь не вижу, если мы не хотим довести это дело до конфликтов. Но тех, кто действует и живет в рамках соответствующих норм и законов, тех, кто не нарушает ничего, мы ущемлять не можем и не должны, если хотим, чтобы все наши граждане, где бы они ни жили, чувствовали себя полноценными гражданами Российской Федерации.

<…>

Р.Таймасов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Рустэм Таймасов, город Уфа.

Буквально этой осенью Верховный суд России принял решение об отмене выходных в дни празднования Курбан-байрама и Ураза-байрама, основных мусульманских праздников. Вы, наверное, даже слышали об этом. Это решение было достаточно негативно воспринято мусульманским населением нашей Республики. Ведь если следовать логике этого решения, то необходимо отменить и выходной 7 января.

Соответственно, вопрос: почему было принято такое решение, как Вы считаете? Ведь, по сути дела, это некий жест пренебрежения к традициям и культуре мусульман не только Башкирии, но и России. Как Вы видите в целом религиозную политику в нашей стране в ближайшие годы? Спасибо.

В.Путин: Во-первых, должен сказать, что я действительно неоднократно бывал в Уфе. Знаю, какое внутреннее соревнование идет между Башкортостаном и Татарстаном. В Татарстане очень много сделано по развитию Казани, но должен отдать должное и Башкирии и отметить, что действительно такой толчок в развитие республики и самой Уфы был заложен еще и прежним руководителем, президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым. И проблем, конечно, в Республике много, но все-таки такая база экономического развития была создана, и Уфа развивается активно. Кроме всего прочего, Уфа всегда была центром российского ислама. Конечно, наверное, такое решение, как запрет на проведение этих праздников было болезненным.

Вы знаете, что я хочу сказать Вам и всем другим нашим гражданам, которые исповедуют ислам, традиционный ислам? В России он всегда развивался и был одной из основ поддержки российской государственности. Государственная власть России, конечно, будет ислам поддерживать, наш традиционный ислам.

Что я хочу сказать Вам и другим представителям этой религии? Вы знаете, особенно в других регионах России… Праздник-то хороший, Ураза-байрам, хороший, но когда происходят вот эти акты жертвоприношения, особенно в немусульманских республиках… но не надо делать это публичным, не надо шокировать других граждан, которые не понимают даже, что это такое. В этом должна быть тоже толерантность и понимание той культурной среды, где вы живете, где вы находитесь, где вы это делаете.

Но что касается запретов, о которых Вы сейчас сказали, чем это вызвано, я не знаю, я же в Верховном суде не работаю. Я думаю, что это продиктовано желанием того, чтобы у нас были общие, общенациональные праздники, чтобы в каждом субъекте Федерации не принимались свои праздники с выходными днями и т.д. Но это не только правовая сторона, безусловно, и здесь Вы правы, это такая морально-политическая сторона дела.

Насколько мне известно, Верховный суд приостановил свое решение, и возможности отправления религиозных культов и проведения праздников есть. Я очень надеюсь, что при окончательном решении этого вопроса Верховный суд будет иметь это в виду, а если необходимо, если он усмотрел какие-то нарушения закона, выйдет или в Правительство, или к Президенту с просьбой что-то поправить в нашем законодательстве таким образом, чтобы никто на территории Российской Федерации, представителем какой бы религии он не был, не чувствовал себя ущемленным.

<…>

Н.Сердюкова (г. Сочи): Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Сердюкова Наталья Алексеевна, возглавляю общественное движение «Народный контроль в Сочи». По долгу и роду моего занятия часто приходится сталкиваться с чиновниками средней руки. Некоторых из них просто распирает чувство собственной значимости от того, что они пытаются руководить третьей столицей России, совершенно забывая о том, что они должны работать для людей, а не наоборот.

Владимир Владимирович, есть ли у нас, у общественников, механизм воздействия на «забронзовевших» чиновников?

В.Путин: Вы сказали, что их распирает. Знаете, когда шарик надувается, его распирает, распирает, берешь так иголочку, тук, бум, и нет шарика. Поэтому у общественности всегда есть эта «иголочка», которой она может воспользоваться. Честно говоря, я слышал уже критику подобного рода. Конечно, сейчас в Сочи происходят такие серьезные инфраструктурные изменения, и в береговом кластере, и в городах. И, наверное, кстати говоря, это граждан задевает, сочинцам, которые постоянно там живут, все-таки неудобства создает. Поэтому я прошу нас за это извинить, и надеюсь, что скоро вот этот этап подготовительных работ закончится, но останется шикарная, я бы сказал, инфраструктура, которая ни в каком другом регионе страны пока не создана, а в Сочи будет, и сочинцы смогут этим воспользоваться. Сочи станет круглогодичным курортом.

Вы знаете, всегда было так: летом наплыв туристов – и работают отели, рестораны, работают другие учреждения и предприятия. И сочинцы там работают, это рабочие места. А зимой наступает такой мертвый сезон, но после того, как будут запущены олимпийские объекты, Сочи приобретет характер круглогодичного курорта. И те жители Сочи, которые там живут и работают, будут обеспечены этой работой, обеспечены нормальными доходами. На мой взгляд, это очень важно.

Что касается тех, кто должен заниматься текущей работой, насколько я понимаю, вот в чем ваша озабоченность и критика, они не должны прикрываться необходимостью решения задач планетарного характера. Там есть кому работать, по-моему, до сих пор Козак Дмитрий Николаевич находится, Министр регионального развития В.Басаргин там находится, который ездит по объектам. Он вчера только докладывал, на какие объекты сегодня поедет и посмотрит, что там происходит. Там есть структуры, которые созданы специально для олимпийских объектов.

Конечно, определенная доля ответственности лежит и на местных властях, в том числе и на городском руководстве, но они не должны под этим предлогом уклоняться от решения текущих проблем горожан. И с мэром об этом поговорим.

Но хочу обратить ваше внимание на то, что не только в рамках программ олимпийского строительства Сочи получает беспрецедентные федеральные ресурсы. Мы не отменили и тех дотаций для Сочи, которые направлялись из федерального бюджета в прежние годы, до принятия решений о том, что Сочи должен быть столицей Олимпийских игр. Вот эта составляющая, которая направлена на поддержку самого города Сочи и его жителей, она осталась в федеральном бюджете. И ее, конечно, тоже нужно использовать с умом, своевременно и эффективно.

Но, повторяю еще раз, посмотрим на это дело повнимательнее и из Москвы, и из Краснодара.

<…>

М.Ситтель: <…>

Буквально 20 секунд на статистику. На 15:30 московского времени сюда поступило, в общий центр сбора информации, 1782 тыс. сообщений, это всего – телефонные звонки, sms-сообщения и письма на сайт. На первом месте, с большим отрывом, вопросы социального обеспечения, соцзащиты. На втором – традиционно тема ЖКХ. И третье место – зарплата, вопросы труда и зарплаты.

Выводим телефонный звонок из Башкортостана.

Р.Хабибуллин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Хабибуллин Рафаэл Гарафутдинович, пенсионер, мне 75 лет.

На съезде «Единой России» Вы сказали, что введете налог на роскошь. А когда же это случится? Успеть бы дождаться этого.

В.Путин: Известную притчу, когда можно было загадать любое желание, и сосед попросил, чтобы второго соседа глаза лишили, мы все знаем.

Но, в целом, все-таки подход правильный. И странно, что не звучат пока вопросы по налогу на доходы физических лиц, которые очень часто поднимаются нашими гражданами, на щит поднимаются оппозиционными силами. Мы долго дискутировали на эту тему. Мы его сохраняем, 13-процентный налог на доходы физических лиц.

Кстати сказать, когда у нас был дифференцированный налог на доходы физических лиц, то сборы этого налога были принципиально меньше, чем то, что мы видим сейчас. Сейчас, кстати говоря, в прошлом году, в 2010-ом, общие доходы от сбора налога на доходы физических лиц (вы представляете, какая ситуация), вот только эти доходы превышают все доходы федерального бюджета 2000 года.

И наоборот, когда мы дифференцируем, то часть предприятий и людей уходит от легальной заработной платы, им выдают в конвертах, нарушая будущие пенсионные права работников. Кроме всего прочего, это ударяет по высоким заработным платам, честно заработанным, в том числе, кстати, и в медицинской сфере. У нас ведь есть медики, хирурги, уникальные просто хирурги, которые получают по 200-300 тыс. рублей в месяц и больше.

Конечно, можно подрезать им заработную плату 40-процентным налогом, но ведь у нас и так существует проблема ухода высококвалифицированных работников в различных сферах. Ну, и этих не будет тогда. Понимаете, это непростой вопрос.

Социальная справедливость нужна, но аккуратно нужно действовать здесь. А кто нас лечить-то будет? Кто будет оказывать другие услуги? Хотя это словечко не нравится представителям, скажем, медицины или других сфер, образования. Но налог на сверхпотребление, налог на роскошь, он, конечно, вполне обоснован, возможен и нужен, я считаю.

Когда это можно сделать? Я ведь говорил об этом не для красного словца, а рассматривал проблему с практической точки зрения. Для этого нужно иметь кадастр собственности, недвижимости, прежде всего, и земли. Соответствующие службы должны в течение следующего года этот кадастр подготовить, и тогда в 2013 году мы внесем в Государственную Думу уже законопроект о налоге на сверхпотребление и на роскошь.

<…>

В.Путин (отвечает на вопросы «бегущей строки»:

<…>

Когда мы построим мост? – Материк Сахалин, хороший, интересный проект, очень важный.

<…>

Важный проект, нужно просчитать экономическую составляющую, и, если мы это сделаем, то это серьезным образом может загрузить Транссиб и БАМ, потому что мы тогда наладим перевозки из Японии. А можно и в Японию наладить прямое сообщение, в том числе через тоннель. Мы с японскими партнерами это обсуждаем. Это такой грандиозный, масштабный проект, который существенным образом повысит использование наших транзитных возможностей.

Что касается вопросов, есть важные вещи: по поводу национализации природных ресурсов. Сами природные ресурсы и сейчас принадлежат государству, а частным компаниям дозволено только эксплуатировать эти ресурсы. В свое время – я прекрасно это понимаю и разделяю такой подход – многим нашим сегодняшним олигархам достались многомиллиардные состояния в результате несправедливой и нечестной приватизации. Это абсолютно точно, это факт. Они сами теперь это признают.

Но сейчас начать отъем этой собственности – этот отъем может привести к худшим последствиям, чем сама эта нечестная приватизация: может нарушить деятельность крупных предприятий, лишить людей заработной платы, рабочих мест и т.д. Это очень сложный процесс.

Поэтому наша задача – нужно, мне кажется, говорить не о национализации чего бы то ни было, а о том, чтобы «ставить в стойло» этих людей, заставить их работать по закону и платить налоги и от поступления этих налогов решать социальные задачи.

Дороги на селе – очень важный вопрос. Мы начинаем формировать дорожные фонды. Я знаю, что автомобилисты не очень довольны (здесь есть представители, я видел, автомобилистов, в этом зале) тем, что не отменили транспортный налог. Но это было сознательно сделано по просьбе губернаторов, которые считают, что это важная составляющая в их доходах.

Намечается и поднятие на один рубль акциза, но это связано с тем, чтобы наполнить дорожные фонды, которые мы вновь создаем. И часть этих фондов будет направлена и на дорожное строительство на селе, – крайне важная задача. Причем мы приняли решение, – предыдущая Дума прямо на «излете» своей деятельности приняла, – чтобы обязать субъекты Российской Федерации часть этих дорожных фондов направлять на дорожное строительство на селе.

<…>

Материнский капитал использовать на нужды семьи, так как заработная плата маленькая и невозможно взять даже ипотечный кредит. Здесь нужно внимательно посмотреть. Это важная сфера. Я думаю, что здесь надо подключать Агентство по жилищному строительству, с тем, чтобы людям, у которых небольшие доходы, можно было бы использовать и материнский капитал, и выдавать какую-то гарантию со стороны этого Агентства по ипотечному жилищному кредитованию, с тем, чтобы дать такую возможность, открыть дополнительные возможности для получения кредитов.

<…>

Вот тоже из Интернета: «Из каких источников Вы получаете информацию, не является ли она «причесанной»?» – Нет, уверяю Вас. У меня достаточно объективная информация о положении и в стране, и в мире.

<…>

«Как Вы относитесь к лозунгу: «Хватит кормить офшоры?» – Абсолютно позитивно. Кстати, важная вещь. И дело не только в том, что кто-то прячет что-то в офшорах. Дело в том, что у нас многие компании регистрируются в офшорах и ведут открытую, легальную деятельность на территории страны как иностранные предприниматели.

Да, в какой-то период времени многие уходили в оффшоры, чтобы гарантировать свои интересы, но сегодня это становится реальным ограничителем экономической деятельности и активности не только для наших предпринимателей, но и для иностранных инвесторов. Многие из них мне прямо говорили: мы бы готовы с тем или другим предприятием работать совместно, и хотим этого, но мы не понимаем даже, кто конечный бенефициант, кто прячется за оффшором. И это – уже очевидная вещь, которая требует законодательной корректировки.

<…>

«Почему в Хабаровском крае с тремя детьми мама получает одни деньги, а в другом регионе другие детские пособия?» – Да, детские пособия у нас платятся из двух источников. Из федерального – и там детское пособие на одного ребенка, по-моему, 13 с чем-то тысяч. Они будут индексироваться, в следующем году это будет 14 тысяч. Если двое детей, то там уже до 100% заработной платы, и это уже 30 с лишним тысяч верхняя планка. А вторая часть – это мамы, которые раньше не работали, так называемые неработающие мамы, и мы недавно впервые ввели оплату и для этой категории женщин. Эти деньги небольшие, это правда, за первого ребенка – 2 с чем-то тысячи, за второго ребенка – 4, и они тоже будут индексироваться.

Вторая часть, второе направление этих выплат – это региональное, и там, конечно, совсем маленькие деньги, смешные просто. И в этом смысле, я бы рекомендовал руководителям регионов ориентироваться на социальные потребности, платить нужно побольше, но тем, кто действительно в этом нуждается.

Здесь есть еще ряд пожеланий и очень таких позитивных высказываний, хотя есть и очень много негативных. Я хочу заверить вас, что и на негативные я обращаю обязательно внимание. Не буду зачитывать весь этот позитив, которого тоже достаточно. Я просто хочу сказать людям: спасибо большое за поддержку.

Вот здесь было на бегущей строке тоже поздравление всех нас с Новым годом, с Рождеством приближающимся. Я тоже от себя хочу всех поздравить и с Новым годом, и с Рождеством!

Полный текст «Разговора с Владимиром Путиным. Продолжение» можно прочитать на официальном сайте Председателя Правительства Российской Федерации



Мероприятия

Школа

Проверь свои знания и приобрети новые

Посмотреть

Самое выгодное предложение

Самое выгодное предложение

Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

Живое общение с редакцией





Электронная система

Можно ли за невыполнение предписания ГЖИ отделаться предупреждением?

Ответы на этот и другие вопросы вы найдете в электронной системе «Управление многоквартирным домом»

Получить доступ
ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА

ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА

ВСЁ ДЛЯ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВАЭЛЕКТРОННЫЙ КАТАЛОГ
НАШИ ПАРТНЁРЫНАШИ ПАРТНЁРЫ

Рассылка




© МЦФЭР, 2006-2016. Все права защищены.

По вопросам подписки обращайтесь по телефонам: 
Москва: 8 (495) 775-48-44 
Другие регионы: 8 (800) 775-48-44 

Получите техническую поддержку: 
по телефону: +7 (495)-937-90-82 
e-mail: sd@mcfr.ru 


  • Мы в соцсетях